вторник, декабря 16, 2008

Ангел


«Фух, устал»- сказал Ангел, снимая крылья, - «Нужно немного передохнуть».
Он скинул крылья на землю, сел рядом с ними и принялся их оттирать. И делал он это с таким усердием, что если бы это были не ангельские крылья, то из них бы давно повылетали перья. Из далека вообще могло показаться, что человек чистит полы своего белого пальто. Однако, при ближайшем рассмотрении, ярко светящийся нимб над его головой не двусмысленно давал понять, что перед вами Ангел чистой воды.
Он только что вышел из метро. В метро был час пик. В давке и толчее Ему отдавили не только ноги, но и оставили следы на белоснежных перьях. Взъерошенные кончики крыльев непонятно серого цвета торчали теперь кто куда.
В такси ангелам ездить не полагалось. А лететь на другой конец города в такую погоду, ну совершенно не было сил! Хотя, погода была совершенно обычная. Для ноября месяца в самый раз. Даже, можно сказать, теплый был ноябрь -то… но лететь все равно не было сил…
Не было ни сил, ни настроения…
Конечно, никто никогда не слышал, бывает ли у ангелов настроение… Доподлинно известно только то, что плохого настроения быть у них не может… а вот все время ли у них хорошее настроение? – вот это вопрос.
У нашего Ангела, по правде сказать, сегодня настроение отсутствовало вовсе…
Настроение вообще странная штука : где-то забыть его не возможно, а вот потерять и найти очень даже запросто. Еще, конечно, вам его могут подарить, и очень даже запросто, но, кто-нибудь из вас слышал, чтобы ангелам дарили настроение?
Возможно, на это вы скажете: «Да я вообще мало знаю об ангелах! Откуда мне знать про их настроение?». И вы будете тысячу раз правы. Откуда нам знать про их настроение, если с самого детства нам только и говорят про ангельские крылья и нимб над головой, белые одежды и ничего более. Ах, да, еще мы знаем, что ангелы улыбаются. Но, может быть, они и смеются?
Вполне вероятно.
Однако, наш Ангел сидел без настроения, у него не было улыбки, и, конечно же, он не смеялся. Целый день он провозился со своим Доком, и совершенно выбился из сил. Даже его нимб от бессилия периодически сползал на лоб, так, что ему приходилось его поправлять.

Глава 2.
Нежность

понедельник, декабря 15, 2008

Молитва


В бесконечно прозрачной лазури,
В нестерпимо холодных цветах
Шепчет молитву Дьякули,
Путаясь в ветре и снах.
Хрупкие тонкие руки
Сложила в молитве она.
Если б ей только очнуться
От этого зимнего сна.
Если б немного покоя,
Самую каплю тепла,
И надежду, что к этому морю
Вскоре нагрянет весна…

воскресенье, ноября 30, 2008

Время


Странная штука время. Все знают о его существование, о его нравах, о том что оно быстро бежит, или останавливается, причем то и другое никак не соответствует ни нашим потребностям, ни нашим ожиданиям. Мы все знаем, что время бесконечно, и тем не мене нам его всегда не хватает. Мы все знаем о времени, но ощущаем его не так часто…
Большую часть времени нам приходится делать то, что нам не нравится, то от чего мы не получаем удовольствия. И делаем мы это лишь за тем, чтобы получить порой лишь призрачную возможность сделать то, что для нас по настоящему важно. Иногда, мы так хватаемся за "нехватку времени" , что не можем увидеть очевидного. Нам просто страшно остаться наедине со временем. Тогда с ним нужно будет что-то делать . А мы зачастую просто не готовы к этому. Максимум на что многих из нас хватало, это только помечтать, чтобы мы делали, если было бы время. ..

вторник, ноября 25, 2008

Ветер


Снег перестал оставаться на ночь. Ложишься заснеженный, а просыпаешься от холода и утренней серости. Обнаженный асфальт, всклокоченная земля, удивленные замороженные деревья, и трава колом.
Может быть, снег прогоняет ветер? Сдувает только что выпавшую нежность… Дергает тебя за одежду, теребит. Он забирает тепло, разбивает в дребезги все твои мечты и желания. Отрезвляет, обнажает.
Отворачиваешься от него и опускаешь глаза. Стыдишься своей наготы, ежишься.
На миг замедляешь шаг, чтобы, может быть, собрать осколки своих иллюзий. Стыдишься. Проходишь мимо. Делаешь вид, что все это не твое.

среда, ноября 19, 2008

Первый снег

Сегодня выпал снег. Он был злой…
Падал и приговаривал, - «Ну, что тут у вас опять? Опять асфальт, опять не прибран? Опять ты снег, мол, нападай и скрой…» Ворчливый снег, недовольный… только что проснувшийся… падает и ежится от холода. Забивается в углы, делает крошечные сугробы.
Он оттает, когда подобреет. Немного будет слякотно, но это только чуть-чуть… А потом , будут хлопья. Большие, пушистые, лохматые, взъерошенные, смешные… будут забиваться в нос, и таять на ладонях. Честное слово…

вторник, ноября 18, 2008

Памятка для путешественника


ПРАВИЛО 1: путешествуй в одиночку!!!
Данное правило распространяется на время подготовки к путешествию и получению виз. )
Дабы избежать ситуации благородного лебедя, импозантного рака и мудрой щуки рекомендуется планировать и оформлять все в одиночку.
Как только вы прошли все тернии этого пути, смело можете вооружаться ПРАВИЛОМ № 2.
ПРАВИЛО 2: приглашайте друзей, с которыми можно с удовольствием помолчать!!!
Комфортное молчание - высший пилотаж отношений, поэтому приглашайте тех, с кем будет хорошо не только разговаривать, но и молчать...
ПРАВИЛО 3: Выбирайте маршруты, в том числе и маршруты объезда!!!
Перед поездкой уточните, не едет ли кто-нибудь из ваших в эти же края, узнайте у них маршрут и проложите свой так, чтобы избежать любых пересечений.
ПРАВИЛО 4: Отклоняйтесь от маршрута!!!
ПРАВИЛО 5: Если маршрут накрылся - улыбнитесь! Начинайте продумывать следующий, ибо в жизни столько дорог, которые ждут вас!

воскресенье, ноября 16, 2008

Ноябрь пахнет зимой


Зимой ждут весну. Подгоняют залежавшийся снег.
Весной торопятся к лету.
Летом загораживаются от осени и тянут его.
В осень влетают за одну ночь. Весь сентябрь удивляешься, как быстро прошло лето. Весь октябрь ты оглядываешься назад.
Середина ноября уже пахнет зимой и незавершенными делами. Этих дел, пожалуй, не много, но ты уже сейчас, наверняка, знаешь, что ты не успеешь их сделать все. Поэтому ты не ждешь зимы, ты к ней готовишься. И еще все-таки надеешься, что хоть этой зимой тебя не обманут, и выдадут снег и мороз в полном объеме, согласно утвержденному плану и в установленные сроки.
Требование снега и желание его заполучить вполне обоснованно. Серость, которая охватывает столицу с середины октября и не выпускает из своих лап до начала мая НЕВЫНОСИМА. Ну нет у меня столько пестрой одежды и хорошего настроения, чтобы сгладить удручающее впечатление от воткнутых в серый асфальт новогодних елок. И никакие деды Морозы, со свалявшимися от декабрьского дождя бородами и стесанными о тротуар валенками не заставят меня поверить, что они видели снег и что он все таки существует.
То, что имело честь выпадать в прошлые годы, смею вас уверить, ничего общего со снегом не имеет. Уверяю вас, снег белый, пушистый, его много, и он не тает в самый разгар зимы. Нас обманывают и это факт.

суббота, ноября 08, 2008

Пятница – самое лучшее время года

Пятница – самое лучшее время года.
В недельной безудержной гонке ты входишь в пятничный поворот и притормаживаешь. Оглядываешься по сторонам. Сверяешься с картой.
Иногда думаешь:
« эх, и где это я? Какие черти меня сюда занесли»?
Иногда :
- «ого-го, ну я и молодец»!
Но чаще, нет сил.
Двигаясь по инерции, ты умудряешься сделать все что нужно. Ты помнишь, что хорошо проведенная пятница приравнивается к третьему выходному, поэтому заранее планируешь ее. Ты знаешь, что только за пятницей есть целых два выходных, поэтому продлеваешь ее. Смешиваешь с субботой.
Улыбаешься, молчишь, задумываешься, пропадаешь…
Пятница вечер – лучший день недели. Твои несколько крошечных часов, которые никому не нужны. За них не нужно бороться, они твои со всеми своими щелкающими секундами.
Улыбаешься, молчишь, грустишь, засыпаешь…

четверг, ноября 06, 2008

В последней улыбке осени


В последней улыбке осени
Ловлю уходящее лето,
Я знаю, что долгие месяцы
Не будет хватать мне света.
Я знаю, что грея дыханьем пальцы,
И кутаясь в ворох одежды,
Я буду думать о солнечном лете
И мечтать о нем больше, чем прежде...

среда, августа 20, 2008

Настроение

- У Вас посетительница - прозвучал в телефоне голос медсестры.
В кабинет влетала (именно влетела, а не вошла) молоденькая девушка, одетая в пестрый плащ, весь рябой от попавших на него капель дождя. В руках она держала зонт и безнадежно пыталась его сложить, разводя вокруг сырость. От нее исходил еле уловимый аромат ее духов вперемешку с запахом дождя, молодости и бог весть еще чего.
- В верхней одежде нельзя, - пробормотал он, так словно сам не был в этом уверен...
- Вот это дождь, - она наконец–то справилась с зонтом, прислонила его к стене и теперь пыталась высвободить свою правую руку из плаща, - И, ведь, льет с самого утра. Все насквозь промокли, а ему хоть бы хны...
Она и впрямь была вся мокрая, и, казалось, невероятным как это ей удалось так промокнуть, будучи в плаще и с таким огромным зонтом.
- Садитесь, простите как вас ....
- Юля, меня зовут Юля. Вы меня не помните? – и она рассмеялась так звонко, словно одним разом зазвенели тысячи хрустальных колокольчиков.
Нет, такую девушку он не мог забыть, таких не забывают... Определенно, он ее видел в первый раз.
- Простите, нет.
- Но, это, собственно говоря, не имеет значения. Я заскочила всего лишь на пару минут. Ужасно выглядите, док. Кое-кто, – и она ткнула пальцем в потолок- ужасно недоволен... Вот список добрых дел, которые вам необходимо сделать ...
- Вы в своем уме? - морщась от головной боли крикнул он...
Кабинет снова наполнился ее смехом...
- Господи, какая прелесть, человек, на входной двери которого написано психотерапевт, спрашивает посетителя в своем ли он уме... какая деликатность... – она протягивала ему изрядно помятый листок, с потекшими от влаги чернилами. Первый пункт гласил: поселить улыбку в человеке.

Глава 1.
Улыбка.

Сквозь жалюзи пробивались огни вечернего города вперемешку со звуками никогда не засыпающих улиц. Дождь давно закончился, но было слышно, как шуршат по лужам колеса проезжающих машин.
Тяжелые капли разбивались о металлический козырек. Ветер сдувал с деревьев застрявший в листве дождь. Все еще пахло дождем, пылью, и ее духами.
Он сидел в своем огромном кресле, закинув ноги на стол. В руках он вертел карандаш. Переворачивал его, ставил острием на поверхность стола, спускался пальцами вниз, снова переворачивал, утыкал в стол ластиком и снова пальцами скользил вниз.
В кабинете было темно. И одиноко.
Здесь все стояло на своих местах. Книги, расставленные на полках по размеру и цвету. Вазы, в специально для них отведенных нишах. Растения, названия которых он не знал. Картины, смысл которых был невнятен, но они так вписывались в этот, шагающий в ногу со временем, интерьер. И даже он, почти уже сливался со всем этим.
Поселить улыбку в человеке! Боже мой, да на его лице уже давно ничего кроме ухмылки и не приживалось. Улыбаться можно было, когда ты был мальчиком, и мамина знакомая тетя вслух комментировала, какой ты хороший. Улыбаться можно было в школе, когда ты удачно пририсовал усы, шляпу и большие уши какому-то дядьке в учебнике алгебры. Улыбаться можно было в институте, когда профессор, такой старый, что только своим существованием противоречил всем существующим законам, начинал вдруг рассказывать свою миллион раз рассказанную им историю, которая всякий раз начиналась со слов: «прилюбопытнейший факт, милейшие, доложу я вам…». Улыбаться можно было той девочки, с которой бесцельно бродил по городу, провожал до подъезда, и еще долго стоял, целуясь до головокружения.
Постепенно куда-то пропали все тетеньки, которые называли его «хорошим мальчиком». Вместо них откуда-то взялись злые стареющие тетки, кричащие вслед «бандюга». Закончилась школа, институт. Девочка со звонким смехом превратилась в порядочную «суку», а он в человека, каждый день которого – это просмотр чужих проблем, погоня за чужими тараканами, борьба с чужими комплексами, уборка чужой грязи. Все это давно превратилось для него в рутину, в бесконечный калейдоскоп дней, записей, приемов, ненужных встреч… И в этом круговороте давно не было места улыбке.
«Бред какой…», - он откинул карандаш, скинул ноги со стола, резко встал и почти выбежал из кабинета.
«До свидания, Кирилл Викторович»
«Да-да.. до свидания, Женечка» - он остановился у стойки ресепшена, с усилием потирая лоб, так, словно что-то забыл, что-то очень важно, - «Женя, Женечка… не хотите поужинать?».
Женьке было 25. Все родные и друзья звали ее именно Женька. На работе Женя. А он почти всегда звал Женечка. И то ли от того, что так больше никто не звал, то ли от того, что так звал именно он, каждый раз внутри что-то замирало. Ей нравилось, как он по утрам, вечно опаздывая, врывался в офис, разматывая на ходу шарф, снимая пальто, или скидывая пиджак, зависело от времени года, кричал ей уже из кабинета «Женечка, кофе, пожалуйста»… Ей нравилось, когда он, качаясь в своем кресле, дожидаясь пока она снимет с подноса приготовленный кофе, сливки, сахар говорил: «А ведь весна, Женька… пора любви»… и через секунду «ну где наши, шизики и френики? Кого сегодня ремонтировать будем?»
А вечерами он выходил постаревший. И каждый раз, ей так хотелось оказаться там, куда он шел. Или чтобы он шел туда, где бы была она. Ей именно хотелось ждать его, уставшего и тихого, чтобы можно было обнять, и быть рядом.
«Я, я …»
«Пойдемте, Женечка, пожалуйста. Я жду вас в машине».

Вечерний, ночной город – совсем не тот, который бывает по утрам, не тот, который заполняется днем. Он не криклив, он не пестрит дешевой рекламой, безвкусно развешанной на каждом углу, он не бежит вместе с толпой, не ныряет с ней в подземку, не стоит в пробках, не захлебывается в жаре. Он утопает в огнях. Сегодня они отражались в мокром асфальте. И было приятно ехать по уже почти опустевшим насквозь промокшим улицам, было приятно ехать с ней и просто молчать и наблюдать за ней, как она улыбается.

вторник, июля 01, 2008

Москва

Какая сегодня была красавица Москва. целый день она то улыбалась и заливала солнцем, то хмурилась свинцовыми тучами. В обед она вылила нам за шиворот стену дождя, и до самого вечера оставалась в хорошом расположении духа. А вот сейчас, видимо окинув взглядом себя, и подумав, что обеденных процедур недостаточно, разразилась сногшибательным дождем. Крупные , тяжелый капли с треском разбивались о лбы забывших или неуспевших раскрыть зонт :))) было красиво и величественно .. барыня Москва проказила

вторник, июня 24, 2008

Дождливый вторник

В Москве дождливый вторник, холодный вечер и ветряная ночь. И раз за разом я привыкаю к этому, и это перестает иметь для меня значение. Так словно режим распознавания погоды отключается в тебе и больше ни на что не влияет – ни на твое настроение, ни на твои ожидания, ни на твою улыбку. Принимаю солнечный день, принимаю дождливый вечер.

вторник, марта 04, 2008

Игры

Я человек-оркестр, со своим дирижером, оркестровой ямой, солистами, второй скрипкой, духовыми инструментами и роялем в кустах. Пытаясь извлечь из всего этого звуки, я играю. Делая это неумело, я заполняю пространство какофонией звуков. Я пытаюсь научиться извлекать настоящую музыку.

Я играю, балансируя на грани между музыкантом и игроком. Я боюсь стать игроком. И убиваю в себе любые его проявления.

Проще играть в игры, какими бы они дерьмовыми не были, чем просто жить. Игра создает иллюзию, что в нее не страшно проиграть, ведь это всего лишь игра, и всегда можно вернуться к девственно чистой и неиспорченной жизни, и сделать это можно в любой момент…ну, только вот пройду еще один уровень…

И вот мы играем в игру под названием «Усталость». И не важно от чего мы устаем, от работы и идиотов на ней, от семьи и заевшего нас быта, от магазинов и бесконечных очередей, от пробок и разбитых дорог, от метро и толпы народа, от глупости, и от жизни в целом, главное - соблюсти все правила этой игры. Состояние усталости тонкой ниточкой должно сквозить в твоем взгляде, легким налетом покрывать тебя, слегка сковывать твои движения, чувствоваться в твоих словах, витать в воздухе и быть главной ноткой в твоем аромате. Мастера игры умудряются уставать от усталости.

Никто не обращает внимание на нашу усталость? Дамы и господа, к вашим услугам игра в «Одиночество». Стена непонимания и пропасть между вами – главные козыри в вашей игре. И если вы оказались на другом полюсе – считайте, что выиграли Джек-пот.

Игра в «Разочарование» комбинируется с выше предложенными и добавляет в них трагизма.

Не нравиться быть жертвой? Вам подойдет игра «Кукловод».

Игра в «Отношения» или «Отсутствия таковых», пожалуй, одна из самых захватывающих и емких, потому что включать в себя может до сотни других игр.

Популярная игра в «Обиды» позиций своих не сдает, ровно так же как и остается на гребне волны игра «Поссорься».

***

Хотя, рассматривать жизнь как игру вообще дело чрезвычайно утомительное, и не то что бы неинтересное, но... овеянное скукой и сдавленное грузом прожитых лет. И может быть даже где-то фальшивое. Верни старцу его молодость, как он в ту же секунду забудет, что это фарс и будет прыгать как мальчишка, удивляясь, как прекрасна жизнь.

Поэтому, наверное, правильнее будет сказать, что каждый прожитый день - эта маленькая партия, выигранная или проигранная тобой. Редкая ничья скорее приравнивается к поражению. Победа – лишь сравнивает счет, но не добавляет тебе очков. Проигрыш – всего лишь маленький камешек в стене твоей обороны. И кто знает, может быть, именно он устоит и поможет выжить тогда, когда от твоего бастиона не останется и камня на камне. Большая игра длинной в жизнь.

Я люблю быть наблюдателем, но я не люблю играть, потому что знаю, если я играю, то гляжу в глаза врагу.

среда, января 30, 2008

Целина


Описать ее так же трудно, как рассказать о любимой женщине, потому что с каждым произнесенным словом ты делишься этим с кем-то другим. Сверкающая, манящая, светлая, нетронутая, нежная, пухлая, твоя. Скользишь по ней, изучая ее каждый изгиб, наслаждаясь ее белизной. И каждое твое прикосновения оставляет свой след на ее изнеженной коже. Зарываешься в ней с головой и, иногда, нет сил вырваться из этих объятий. Затягивает, обволакивает и не дает встать. Улыбаешься, смеешься, барахтаешься, встаешь. Стряхиваешь с себя остатки обжигающей нежности, и она снова твоя, вся без остатка.

Создан культ нетронутого снега тронутыми романтиками от сноуборда, и хочется крикнуть: "соберись тряпка, никакая это не женщина"!
Здесь другая реальность.


Другая, изменчивая и разная, не слюняво восторженная, не сопливо-сказочная, непохожая…
Вот так и вычисляются профи и дилетанты. Одни, молча улыбаются, так «что стесняется» солнце, другие же прячутся за словами и аллегориями. Одни меняют чувство реальности, другие грезят о чувственных изгибах нетронутого снега. Одни утопают в снеге, других поглощают иллюзии. Но те и другие знают чуточку больше, чем те, кто никогда не видел облаков под ногами, и кого не ослепляли снежные моря. Когда-нибудь они научаться разговаривать на одном языке, молча щуриться на солнце на самой вершине, улыбаться, стремительно спускаться вниз, задерживаться на пару минут у подъемников, чтобы немного послушать подростков, покоривших целину «вон там слева», ухмыляться и подниматься к небу вновь.